Разговор с режиссером Алёной Шевченко

Девушки режиссеры всегда собранные, пунктуальные и очень ответственные. Они живут в бешеных режимах, в подготовках и в поисках. А потом выдают идеальный продукт, из которого нельзя выкинуть и секунды. На самом деле, все это про Алёну Шевченко. Алёна — режиссер рекламных роликов, музыкальных клипов и фэшн видео, от которых подкашиваются коленки.

Расскажи с чего все началось?

Началось все с того, что я снимала разные видео, когда ездила путешествовать. И вот однажды я сняла ролик своих летних каникул в Мюнхене и выложила в сеть. Все мои друзья очень его одобрили, оставили кучу комментариев. Именно в тот момент я и задумалась над тем, чтобы сделать это своей профессией. Начала изучать разные варианты , куда мне с этим податься. Ведь на тот момент я уже училась на экономиста и была на третьем курсе института. Конечно, я понимала, что уже не брошу институт и надо доучиться. Поэтому я была в поисках коротких курсов и продолжала снимать своих подруг, делая им 20-ти секундные видеопроекты для Инстаграма. В один прекрасный момент все очень удачно сложилось. Я уже получила диплом и работала в DHL, когда в сентябре вдруг наступил кризис и во всех компаниях начались сокращения. Меня тоже сократили. И вот на следующий день после этого мне пишет одно продакшн агентство:
«Привет! Приходи знакомиться, у тебя классные видео!» И с этого момента все и закрутилось: меня сократили, у меня было несколько новых хороших работ, меня позвало первое в моей жизни продакшн агентство. А еще я поступила в Wordshop на годичный курс “режиссер музыкального видео”.

Каким был твой первый опыт режиссерской работы?

Это был как раз мой первый музыкальный клип, который я снимала во время учебы в Wordshop. Было непривычно работать в команде. Но я поняла, что когда каждый участник процесса вкладывает свою частичку, то получается уникальный проект. Самое сложное – это заставить людей представить именно то, что представляю я. Еще сложность была в том, что мы все были новичками и многое делали впервые. И вот правильно говорят: пишешь одно кино, снимаешь второе кино, монтируешь третье, а смотришь четвертое. И вот с моим первым клипом было то же самое. Но я до сих пор считаю, что эта работа самая искренняя, потому что когда я ее делала, то еще не знала, что такое референсы и воплощала только то, что придумала себе сама. Я осознанно старалась никого не повторять.

Ты всегда работаешь с одной командой или это каждый раз новые люди?

Я постоянно нахожусь в поиске своих людей. Кого-то я нашла, кого-то еще нет. Есть операторы, с которыми я работаю, есть визажисты, стилисты. Рынок большой и талантов очень много, со всеми хочется поработать. Потому что бывают разные задачи и разные команды решают их по разному. Собрать нужную команду под проект – это половина успеха.

Ты любишь делать сама все части работы над видео?

Когда я только начинала, то все любила делать сама: снимать, монтировать, делать цветокоррекцию… Мне было сложно кому-то что-то отдать, потому что хотелось воплощать только свои идеи. Но потом, я поняла, что режиссер – этот тот человек, который готов выбрать лучшее решение из предложенных. Поэтому сейчас, например, монтаж мне интересно сделать с крутым монтажером. Особенно, если делаешь творческий проект. Важно дать людям свободу, не подрезать крылья. Тогда результат будет очень крутым и люди получат удовольствие от проекта. Но чтобы так получилось, важно найти таких людей, с которыми смотришь в одну сторону.

А насколько ты вмешиваешься в работу стилистов и визажистов? Ведь у тебя есть свой стиль, которого ты бы хотела придерживаться.

Я всегда совместно работаю с визажистом и стилистами. Продумываю общий концепт по цветам и стилю, брифую команду. Не могу сказать, что это вмешательство. Это командная работа.


Режиссер — алёна Шевченко; оператор — константин Силаков

Тебе нравится быть оператором или работать в качестве режиссера?

Я снимаю разные ролики. Если мы говорим о рекламе, то здесь речь идет о большой производственной машине, где я продумываю абсолютно все задачи. Поэтому лучше, если со мной будет работать оператор. Если мы снимаем фэшн ролик, то я могу попросить оператора дать мне камеру и сказать, что крупные планы я поснимаю сама. Потому что я люблю это делать и чувствую это. Сейчас мне уже меньше нравится стоять за камерой, мне хочется, чтобы человек сам показал свое видение. А я бы проконтролировала общее настроение.

Расскажи, как обычно проходит подготовка к съемкам?

Самый первый этап – это разработка концепта. Если это реклама, то идет работа от агентства и у агентства уже есть свой креатив. Например, снимаем девочку на воздушном шаре. Цель: показать скорость. То есть я продумываю полностью визуальную драматургию, чтобы подчеркнуть скорость. Это всегда тендер и нужно писать большие презентации, чтобы показать, что ты понимаешь задачу и можешь ее воплотить. Прописываю все: какая будет музыка, какой цвет, движение камеры, ритм… Моя главная задача – это объяснить людям свое видение. Далее я собираю команду, в которой я уверена. Иногда продакшн агентство предлагает своих людей. Далее идет работа над технической частью, над декорациями, например.

А в кастинге ты участвуешь?

Да, конечно! Чаще всего бывают кастинг-директора, которым можно отправить бриф и они подберут людей. Я стараюсь держать руку на пульсе: мониторить модельные агентства, смотреть показы, сохранять странички понравившихся моделей. Поэтому у меня всегда есть под рукой моя подборка. Иногда кастинг проходит вместе с клиентом, потому что его мнение важно, ведь он заказчик. Если модель не нравится клиенту, то как бы ты ее не хвалил, она не пройдет кастинг.

А как происходит поиск локации?

Продюсер или локейшен менеджер могут предложить на выбор несколько вариантов. Но в целом поиск локаций ведется всегда в повседневной жизни. Гуляешь и вдруг видишь классный туннель и на автомате думаешь: «Надо запомнить, пригодится!»

И выезжаешь на место?

Да. На самом деле, это очень важно, проработать разные моменты на месте, посмотреть как падает свет, прописать тайминг, подумать над сценарием. На iPhone можно сделать прешуты: ага, вот в этот момент модель будет идти по лестнице, вот здесь она повернется. Нам нужно точно понимать, что утром в особняке мы начинаем снимать в комнате, где окна. А на лестнице света целый день нет, поэтому не важно, когда мы начнем там съемку. Самое сложное – это всегда подготовка, а не сама съемка. На съемке ты просто должен быть энергичным и заряжать всех на результат.


Production Cult
Режиссер — алёна шевченко; оператор — сергей якушев; продюсер — Константин мельников; стилист —  алена лавдовская; арт-директор —  дарья балашова; редактор —  сергей мельников; цвет —  алёна шевченко; гаффер — мика миносян; ассистент оператора — алексей семенов; администратор — тарас сарат; Mua — фариза родригез
Music Funkstörung — Drown In Time (feat. Anothr)

Бывают ли какие-то сложности, с которыми ты постоянно сталкиваешься на площадке?

На творческих проектах самая большая проблема – это отсутствие бюджета. Остальное можно решить. А на рекламе самый сложный момент – это донести до клиента все свои мысли, объяснить ему, от чего нужно отказаться, а что добавить. У меня раньше эта проблема была острее: «Вот, я режиссер, меня приглашают снимать такие большие проекты, а в итоге заказчик меня не слушает!» А потом я успокоилась насчет этого. Меня зовут, как исполнителя. Если клиент хочет, чтобы я сделала так и так, то надо делать. Но всегда надо предложить свой вариант, аргументировав его.

Есть ли какие-то тренды сейчас в съемке видео? Потому что в фотографии они очень четко прослеживаются.

Например, клип Киркорова «Цвет настроения синий» собрал все тренды, которые после выхода клипа уже стали узнаваемыми штампами: использование VHS камеры, интеграция формата сториз в клип, неформальные модели а-ля Люмпен. Машины, слоу моушн… Еще очень в тренде снимать life style. Чтобы было круто, модно, дерзко. Ну и пленка. Это всегда в моде. Это дорого, но это имеет смысл.

А как ты думаешь, какая основная проблема видео производства в России?

Основная проблема – все хотят делать дешево. И ты всегда пытаешься оптимизировать процесс. Но иногда именно из-за этого рождаются новые идеи. Например, сейчас все очень полюбили снимать на цветных фонах. Естественно, это дешевле, чем строить декорации. Давай порассуждаем, почему это все стало таким популярным. Например, снимаем спальню в реальной комнате. Представляешь, сколько реквизита для этого нужно? А потом кто-то предложил очень артовое решение: давайте построим две стенки, поставим одну кровать и ночник. Все же понимают, что это спальня, но затраты заметно снижены.

Как ты думаешь, что женщина режиссер делает лучше чем, мужчина?

Надо мериться не полом, а профессионализмом. Тут дело не в гендерных признаках, а просто в людях. Это то же самое, как говорить о том, что ты делаешь лучше меня или наоборот. Есть Вуди Аллен, а есть София Коппола. Они выросли в разных условиях, в разных семьях. Они разные, потому что у них разный бэкграунд. Женщина по своей природе более эмоциональна, но это не значит, что нет таких мужчин. Мужчина может как никто другой заставить тебя плакать. Единственное, что я бы хотела отметить у женщин-режиссеров – это умение снимать другую женщину. Они знают, как снять так, чтобы талия и ноги были стройнее, а носик аккуратнее. Мужчина же воспринимает женщину целиком. «Почему ты думаешь, что у тебя нога толстая? Нормальная нога!» Мы хотим казаться лучше, а мужчины нас видят такими, какие мы есть.


Режиссер и сценарист — Алёна Шевченко; оператор — Константин Мазов;
продюсер — Константин Мельников; цвет — Тимофей Голобородько.


А есть у тебя мысли снять художественный фильм?

Да, я задумываюсь, но сначала хочу сделать короткий метр и уже работаю над сценарием. Это будет 5-минутное видео произведение, назовем это так. С диалогами. В будущем я очень хочу снимать кино, но пока все это находится только в зачатке.

Какой проект ты мечтаешь снять?

Я хочу снимать чувственные истории про любовь. Мне нравятся взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Встречи и расставания. Но самое главное, чтобы фильм оставлял надежду на светлое будущее. Ведь именно поэтому мы и смотрим кино, мы хотим сказку.

Интервью: Ксения Сегина